Взыскание убытков с арбитражного управляющего судебная практика

Информация по теме в статье: "Взыскание убытков с арбитражного управляющего судебная практика". Проверить актуальность информации на 2020 год можно связавшись с нашими дежурными специалистами.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

В рамках проведения процесса несостоятельности физического либо юридического лица судом назначается человек, уполномоченный производить действия, направленные на организацию мероприятий, результатом которых станет удовлетворение требований кредиторов, а также контроль сохранности собственности дебитора. Естественно, что полномочия, которые на него возлагаются — достаточно серьезные, поэтому за их некорректное выполнение предусмотрена некоторая ответственность. В данной статье рассмотрим, как происходит взыскание убытков с арбитражного управляющего.

Обязанности управляющего

Деятельность данного должностного лица сводится к выполнению следующих мероприятий:

  • организация действий, направленных на определение финансового состояния задолжавшего человека и на обеспечение сохранности имущества;
  • выполнение детального рассмотрения и оценки материального положения несостоятельного лица;
  • оформление и сохранность списка исковых требований, его выдача по запросу суда или кредиторов;
  • установление случаев административных нарушений прав, а также информирование об этом соответствующих служб;
  • написание исковых требований в судебное учреждение, причем подсудность играет решающее значение при определении места, куда необходимо направлять документацию;
  • предоставление возможности вести рациональные и целенаправленные траты денег во время выполнения профессиональной деятельности;
  • выполнение оценки обстоятельств, в результате которых заемщик стал банкротом, и выяснение, не были ли они фиктивными;
  • привлечение аккредитованных учреждений для исполнения взятых на себя обещаний во время судебных слушаний и пр.

В случае невыполнения или недобросовестного исполнения обязательств, установленных в ФЗ-127 от 2002 года, арбитражного управляющего вправе привлечь и к административной, и к уголовной ответственности, освобождению либо временному отстранению от работы.

Правовая составляющая вопроса

Кандидатура управляющего выбирается на основе главных требований, указанных в ст.20.2 ФЗ-127. Дело в том, что любая саморегулируемая компания вправе утвердить свою процедуру выбора человека, который будет выполнять дела управляющего.

Выбранный на данную должность гражданин должен знать и руководствоваться законодательством нашей страны в области банкротства, а также:

  1. налоговым;
  2. уголовным;
  3. административным;
  4. гражданским кодексами.

Освободить либо отстранить человека от занимаемого места возможно лишь в порядке, который определен в статье 20.5 Закона о несостоятельности.

Когда возникает ответственность конкурсного управляющего?

Управителю обычно грозит наказание административного характера за данные нарушения прав других людей и организаций:

  • причинение ущерба собственности несостоятельного человека;
  • сокрытие информации о собственности и состоятельности заемщика, а также предоставление ложных сведений об этом;
  • предоставление заведомо неверной информации, касающейся бухгалтерской отчетности либо других документов;
  • нарушение установленного порядка очередности выполнения требований займодателей, в результате которого определенному лицу (либо лицам) были предоставлены необоснованные преимущества;
  • ненадлежащее выполнение собственных обязанностей, которое утверждено законом о несостоятельности и пр.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Арбитражного управляющего вправе отстранить от выполнения им собственных обязательств ввиду превышения его полномочий либо невыполнение установленных законом требований по причине заявления следующих лиц :

Даже в том случае, когда постановление суда будет отменено, это не является причиной для восстановления бывшего управляющего в его правах.

СРО вправе отстранить должностное лицо от выполнения своих обязанностей, когда будут найдены нарушения, связанные с его профессиональной деятельностью. Например, срок ответственности истек, срок выплаты периодических взносов пропущен.

Арбитражному управляющему требуется возместить ущерб, нанесенный дебитору и конкурсным кредиторам. Если было совершено преступление (экономическое либо гражданское), в отношении управляющего возникает уголовная ответственность.

Что доказывает незаконность действий управляющего?

Исходя из сложившейся практики, можно увидеть, что достаточно часто происходят случаи, когда заявления участников процесса несостоятельности об отстранении управляющего от работы и назначении ему соответствующего наказания бывают отклонены. Главной причиной для отказа обычно является отсутствие состава преступления либо недостаточность собранных доказательств.

Снять арбитражного управляющего возможно лишь тогда, когда на него собрано достаточно много серьезных доказательств.

Прежде чем подавать на арбитражного управляющего в суд, необходимо собрать весомые доказательства, подтверждающие неправомерность его действий, чтобы была возможность привести судье четкие доводы:

  • организовать ведение дел управляющего таким образом, чтобы он представлял отчет о своей деятельности один раз за месяц. Благодаря этому у коллегии кредиторов появляется возможность самостоятельно проверять те действия, которые выполняет должностное лицо и своевременно отслеживать правонарушения;
  • составить комитет заявителей, чтобы постоянно проверять и направлять в нужное русло работу управляющего;
  • сразу же по установлению факта незаконных действий составлять обращение в арбитражный суд;
  • если отклонения от стандартной схемы работы незначительны, можно пожаловаться в СРО либо Росреестр. Благодаря претензиям, оформленным в письменном виде, у суда появится общая картина о выполнении обязанностей управляющего;
  • вести тщательную проверку целевой траты денежных средств, предназначенных для перечисления вознаграждений аккредитованным людям, которых привлек управитель. Дело в том, что случаи, при которых управитель сознательно завышает им гонорар, встречаются достаточно часто;
  • отслеживать действия арбитражного управляющего обязаны все конкурсные кредиторы. Ведь непосредственно именно они заинтересованы в правомерном ведении дела и только благодаря общему мнению будет результат.

Направляя в суд жалобу на работу управляющего, необходимо делать это как можно быстрее. Чем дольше откладывать этот вопрос на потом, тем меньше вероятность удовлетворения требований заявителя. Лучше, если в ходатайстве будет участвовать большее число кредиторов.

Возмещение ущерба в суде

Судебная практика показывает, что процедура возмещения урона, который был нанесен в результате внеправовых действий управляющего, не регулируется законодательством в части банкротства. Именно по этой причине условия возмещения затрат происходят на основании ст. 15 ГК. Причем нанесенный ущерб нельзя рассматривать в качестве классификации, указанной в Кодексе. По факту это сочетание некоторых типов урона:

  • реального;
  • упущенных выгод;
  • нарушения прав граждан.

Каких-то критериев, влияющих на срок составления обращения для возмещения урона, нанесенного в результате действий управляющего, нет. Моментом правонарушения считается тот день, когда оно было совершено. В результате был нанесен ущерб участникам судебного процесса.

В соответствии с имеющейся судебной практикой напрашивается вывод о том, что возмещение ущерба с арбитражного управляющего в пользу должника в определенных ситуациях может происходить во время процедуры банкротства. А чаще всего — после того, как закончится конкурсное производство.

Решить, необходимо ли взыскать с арбитражного управляющего убытки, может только суд.

Данная практика установилась как следствие общего требования законодательства нашей страны, касающегося соблюдения очередности выполнения имеющихся требований кредиторов. Другими словами, до окончания процедуры банкротства невозможно дать оценку тому, удовлетворены ли исковые требования полностью и какой размер ущерба.

Процедура взыскания имеющихся убытков с конкурсного управляющего в деле о банкротстве установлена Постановлением пленума ВАС за номером 91. Возмещение ущерба, который был нанесен гражданам, участвующим в судебных разбирательствах, производится на основе судебного решения из денег фонда компенсации СРО. Требования о выплате компенсации могут предъявить самому управляющему, а также произвести его путем перечисления из средств, положенных на страхование.

Читайте так же:  Потерял птс что делать как восстановить

Когда управитель не соглашается на выполнение требований и не предпринимает никаких действий с целью решения данного вопроса за 30 дней, у заявителя появляется возможность обращения в СРО. Для этого необходимо подготовить документацию, подтверждающую неправомерные действия управляющего. Величина возмещения в данном случае будет ограничена пятью миллионами рублей в контексте каждой ситуации нанесения ущерба.

Почему суд может принять отрицательное решение по возмещению ущерба?

Обращения займодателей, касающиеся взыскания компенсационных перечислений по ущербу, оказавшемуся результатом управления должностного лица, арбитражный суд может и отклонить. Стоит выделить главные причины, которые обычно служат отказом для удовлетворения требований займодателей:

[2]

  1. всецелое выполнение конкурсных требований;
  2. состав преступления отсутствует, т.к. не выявлено никаких нарушений;
  3. адресат не соответствует указанной в заявлении информации. К примеру, управляющего нет в этой СРО;
  4. нет судебного решения по такому нарушению;
  5. комплект документов, на основании которых напрашиваются определенные выводы, передан не полностью и пр.

Госпошлина

Для рассмотрения заявления, в результате которого примут решение о взыскании ущерба с управляющего или отказано в данной процедуре, взимается госпошлина. Ее величина определяется в зависимости от норм налогового кодекса нашей страны.

Заключение

Процедура банкротства представляет собой сложное разбирательство, при котором рассматриваются интересы всех сторон. Вне рамок дела о банкротстве взыскивать ущерб с управляющего нельзя. Чтобы требования кредиторов были удовлетворены в полном объеме, они обязаны контролировать все действия управляющего, а также вовремя говорить о привлечении человека к ответственности. Достичь необходимого результата получится исключительно на основании представленных достоверных доказательств.

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

ВС РФ описал «стандарт доказывания» в делах о взыскании с арбитражных управляющих убытков, причиненных неоспариванием сделок должника.

22.11.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Читайте так же:  Сроки сдачи отчетности за 3 квартал фсс

ПАО «Сбербанк» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании с конкурсных управляющих Богинской и Прохоренко солидарно убытков в размере почти 65 млн руб., причиненных их бездействием, – они своевременно не оспорили сделки по отчуждению должником «АГИС СТАЛЬ» принадлежавших ему акций общества «Муромэнергомаш», что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и привело к нарушению имущественных прав Сбербанка как конкурсного кредитора.

Решением Арбитражного суда г. Москвы требования Сбербанка были удовлетворены в полном объеме. Суд пришел к выводу, что по вине Богинской и Прохоренко, исполнявших обязанности конкурсных управляющих и располагавших достаточной информацией об отчуждении обществом «АГИС СТАЛЬ» перед своим банкротством акций общества «Муромэнергомаш» по многократно заниженной цене, пропущен срок исковой давности по иску об оспаривании сделок, в конкурсную массу не возвращено имущество должника. При этом суд счел, что объективные препятствия для оспаривания сделок отсутствовали.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения окружным судом, решение суда первой инстанции было отменено. Суды не нашли причинно-следственной связи между бездействием арбитражных управляющих и фактом причинения убытков.

Сбербанк обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия указала, что в соответствии с Законом о банкротстве конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц. Для реализации этих целей конкурсный управляющий наделен правами по оспариванию сделок должника.

Суд отметил, что если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. В силу гражданско-правового характера ответственности конкурсного управляющего убытки подлежат взысканию посредством доказывания истцом всех признаков состава правонарушения.

Поскольку ответчикам вменялось бездействие по своевременному оспариванию сделок, суды, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, должны были установить конкретные обстоятельства, среди которых: даты, когда конкурсные управляющие узнали или должны были узнать о сделках (начало течения срока исковой давности); наличие достаточных оснований полагать о недействительности (подозрительности или предпочтительности) сделок; наличие у конкурсного управляющего объективных препятствий для оспаривания сделок; вероятность признания сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу; размер убытков, причиненных конкретному кредитору.

Судебная коллегия не согласилась с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в постановлениях апелляционного и окружного судов. Судебная коллегия отметила, что для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях арбитражных управляющих. А отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Судебная коллегия не согласилась и с решением суда первой инстанции, отметив, что судебной оценке подлежала деятельность Богинской и Прохоренко с момента потенциальной или реальной осведомленности каждой из них о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности. Однако эти обстоятельства судом определенно не установлены.

Суд также указал, что доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок. В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. «Вопреки доводам ответчиков, отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы Банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности. При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными», – указал суд.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление фактических обстоятельств по делу, Судебная коллегия отменила все принятые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов считает, что ВС РФ правильно расставил акценты, имеющие значение для дела: с какого момента арбитражный управляющий узнал (должен был узнать) о подозрительной сделке в контексте обсуждения вопроса сроков исковой давности, размер причиненных убытков и в пользу кого они должны быть взысканы, отсутствие необходимости вынесения судебного акта о признании сделки недействительной, если имеются достаточные основания полагать ее таковой, и т.д.

[1]

Взыскание убытков с руководителя организации-банкрота в пользу налогового органа

Василий Гавриленко,
ведущий юрист направления

«Налоги и право» Группы компаний
SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Видео (кликните для воспроизведения).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Виталий Гензель,
директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве). Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего. А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011). ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом. Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Экономколлегия ВС рассказала, как взыскать убытки с управляющего

Кредиторам станет легче взыскивать убытки с управляющих, а управляющим будет сложнее защищатьсятакой вывод можно сделать из определения ВС, который рассказал о правилах доказывания в подобных спорах. Он детально разобрал ошибки нижестоящих инстанций, одна из которых удовлетворила иск, а другая отклонила. Экономколлегия разъяснила, важны ли «промежуточные» судебные акты и причинно-следственная связь. Основные критерии, которые должен установить суд, носят оценочный характер, следует из определения экономколлегии.

Обжаловать подозрительные сделки банкрота – одна из важных задач арбитражных управляющих. Это позволяет вернуть в конкурсную массу незаконно выведенные активы. Если управляющий бездействует и упускает хорошую возможность для оспаривания, можно попробовать взыскать с него убытки. Что нужно доказать в подобных спорах, рассказала экономколлегия ВС в деле о № А40-154653/2015. В нем «Сбербанк», конкурсный кредитор «Агис стали», взыскивал 65 млн руб. с ее управляющих Лидии Богинской и Анны Прохоренко. Они не послушались банк в 2011–2013 годах и не стали обжаловать подозрительные сделки, по которым за полгода до банкротства компания передала 51% акций «Муромэнергомаша» третьим лицам за бесценок. Третьей управляющей стала Наталья Краснюк, которая в июле 2015 года наконец-то подала заявление об оспаривании сделок, но ей отказали, потому что срок исковой давности был уже пропущен. В 2015 году банкротство «Агис стали» было завершено, а Сбербанк подал иск о взыскании убытков.

Арбитражный суд города Москвы удовлетворил его полностью. Он согласился, что управляющие имели все сведения и возможности для того, чтобы подать перспективный иск и вернуть ликвидные акции, ведь их «Агис сталь» продала незадолго до банкротства, будучи уже в неплатежеспособном состоянии. 9-й Арбитражный апелляционный суд, наоборот, счел требования «Сбербанка» недоказанными: он не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и убытками в размере, который заявил банк. АС МО согласился с апелляцией. Оба подхода отличаются формализмом, считает Виктор Глушаков из АБ “Ковалев, Рязанцев и партнеры”. По мнению адвоката, первая инстанция ограничилась стандартным предметом доказывания “Деяние – причинно-следственная связь – убытки” и при этом проигнорировала объемные доказательства защиты. Вторая и третья тоже упростили ситуацию и указали на отсутствие причинно-следственной связи, анализирует Глушаков.

Оба подхода не понравились и экономколлегии ВС. Она сочла их недостаточно мотивированными и рассказала, какие обстоятельства надо было исследовать и оценить:

1. Определить, когда управляющий узнал или должен был узнать о заключении спорных сделок

Суды не установили четко день, когда управляющие узнали о сделках и из каких именно документов. В судебных актах фигурируют разные события: передача бухгалтерской документации, запрос в депозитарий и т. д. Такая неопределенность нарушает права ответчиков, констатировала экономколлегия.

2. Установить, имели ли управляющие реальную возможность оспорить сделки

Суды должны были проверить, могли ли управляющие своевременно обжаловать подозрительные сделки. Например, у них было достаточно времени, чтобы ознакомиться со всеми необходимыми материалами конкурсного производства.

Чтобы разрешить спор, необязательны судебные акты о том, что сделки или действия управляющих уже признавались незаконными. На отсутствие таких актов указывали Богинская и Прохоренко, но ВС счел такую тактику защиты бесполезной. Отсутствие судебного акта о недействительности сделок не мешает суду оценить потенциальную судебную перспективу такого иска, отмечается в определении «второй кассации».

Кредиторам стало легче, управляющим сложнее

Верховный суд фактически снял с истца обязанность доказывать размер убытков. Если суд не видит причинно-следственной связи между действиями управляющих и ущербом в заявленном размере, он должен сам рассчитать правильную сумму, а не отказывать в иске – так экономколлегия раскритиковала постановления апелляции и кассации. В то же время ошибки допустила и первая инстанция: она взыскала убытки солидарно (а надо было устанавливать вину управляющих по отдельности) и без учета доли банка в общем реестре кредиторов. Заново рассмотреть дело с учетом замечаний «второй кассации» предстоит Арбитражному суду Москвы.

ВС облегчил задачу кредиторам и повысил риск взысканий с арбитражных управляющих, комментирует управляющий партнер независимой юргруппы «Стрижак и Партнеры» Максим Стрижак: для доказывания убытков не нужно иметь “промежуточных” судебных актов и необязательно рассчитывать их точный размер (если для этого не хватает информации). Это очередной шаг к усилению ответственности управляющих, с которых на практике редко взыскивают убытки, соглашается Глушаков. В то же время основные элементы, которые предлагает доказывать ВС, носят “в высшей степени оценочный характер”, отмечает адвокат. Например, это “наличие достаточных оснований полагать сделки недействительными” и “высокая вероятность признания сделок недействительными”. По мнению Глушакова, это может позволить заявителю легко преодолеть бремя доказывания и перекладывать его на ответчика.

Судебная практика по спорам с арбитражными управляющими

1. Конкурсный управляющий обязан оценивать сделки должника, исходя из реальных обстоятельств

В ходе процедуры банкротства у конкурсного управляющего есть право оспаривать сделки должника, если они были заведомо невыгодными или принесли убытки организации-должнику. При этом, конкурсный управляющий должен объективно оценить все условия сделки и исходить из ее результата, а не участия в ней сторонних организаций в роли посредника. Об этом напомнил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Суть спора

Организация заключила договор поставки с предприятием, по условиям которого поставщик обязался поставить организации-покупателю товар, указанный в спецификации и изготавливаемый по его заказу на заводе. Данный товар организация-покупатель получила в полном объеме, что подтверждается товарными накладными. Однако грузоотправителем в товарных накладных указана сторонняя компания.

[3]

В отношении организации была начата процедура банкротства и открыто конкурсное производство. Конкурсный управляющий решил, что заключение договора поставки причинило убытки должнику, обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании сделки недействительной.

Решение суда

Постановлением арбитражных судов двух инстанций в удовлетворении требований конкурсному управляющему было отказано. Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 18.08.2015 N Ф07-5793/2014 по делу N А56-19741/2013 оставил решения нижестоящих судов в силе.

Арбитры указали, что само по себе наличие у общества договорных отношений с компанией-посредником не свидетельствует об убыточности сделки в виде поставки через посредника товаров других наименований. Кроме того, факт причинения убытков и их размер конкурсным управляющим не доказан. Доводы конкурсного управляющего о том, что недобросовестность ответчика не позволила получить должнику прибыль в большем размере, основаны на предположениях, которые не могут быть положены в основу судебного акта о привлечении лица к гражданско-правовой ответственности.

2. Кредитор может взыскать понесенные убытки с конкурсного управляющего

В ходе процедуры банкротства все решения по имуществу должника принимает арбитражный управляющий. Поэтому и ответственность за возможное причинение убытков кредиторам должен нести именно он. К такому решению пришел Верховный Суд Российской Федерации.

Суть спора

Определением Арбитражного суда Пермского края в отношении коммерческой организации была введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий. После чего в отношении должника было открыто конкурсное производство и конкурсным управляющим назначен тот же самый человек. В установленные законодательством сроки конкурсное производство в отношении организации было завершено. При этом, сумма задолженности по обязательным платежам и денежным обязательствам перед Российской Федерацией в сумме 1,3 млн рублей была включена в реестр требований кредиторов. Однако требования уполномоченного органа не были удовлетворены из-за недостаточности имущества должника.

Федеральная налоговая служба, полагая, что именно действия конкурсного управляющего повлекли причинение убытков Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве, обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании убытков.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, исковые требования ФНС были удовлетворены частично. С арбитражного управляющего в пользу Российской Федерации, в лице ФНС были взысканы убытки в размере 1,3 млн рублей. В части взыскания остальной суммы по иску было отказано.

Определением Верховного Суда РФ от 26.08.2015 N 309-ЭС15-9616 по делу N А50-4510/2014 в качестве кассационного суда решения судов предыдущих инстанций были оставлены без изменения.

Арбитры указали, что ответственность арбитражного управляющего за причинение убытков кредиторам должника носит гражданско-правовой характер, и ее применение возможно лишь при наличии определенных условий, предусмотренных статьей 15 Гражданского Кодекса РФ. В спорной ситуации арбитражный управляющий не выполнил своих прямых обязанностей по взысканию средств с дебиторов должника. Так, не была взыскана задолженность, которая была подтверждена решением арбитражного суда. Хотя у дебитора было достаточно имущества, чтобы покрыть существующую задолженность. Что, в свою очередь позволило бы погасить задолженность организации-банкрота перед бюджетом.

Такое решение вытекает из правовой позиции, изложенной в . В соответствии с разъяснениями, лицо, входящее в состав органов юридического лица, обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно, как это определено в пункте 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ. При нарушении этой обязанности директор по требованию юридического лица или его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением. Аналогичная обязанность возникает у арбитражного управляющего.

3. Конкурсный управляющий должен действовать только с учетом экономической обоснованности

Отзыв исковых требований должника к третьим лица может быть осуществлен арбитражным управляющим только после изучения их целесообразности и выводов об экономической обоснованности такого спора. Если арбитражный управляющий этого не сделал, его действия неправомерны. Об этом напомнил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Суть спора

В рамках открытого дела о банкротстве в арбитражный суд с жалобой на действия арбитражного управляющего обратился предприниматель — должник. Он подал ходатайство об отстранении управляющего от исполнения обязанностей, в связи с тем, что последний обратился в арбитражный суд с ходатайствами о прекращении производства по нескольким делам, которые были возбуждены по исковым заявлениям ИП-должника к его дебиторам. Общая сумма требований по этим искам составляет более 1 млн рублей и может быть направлена на погашение обязательств должника перед кредиторами. Предприниматель решил, что у арбитражного управляющего отсутствует реальная заинтересованность в защите его имущества и удовлетворении требований кредиторов.

Решение суда

Арбитражные суды двух инстанций удовлетворили ходатайство предпринимателя и признали действия арбитражного управляющего незаконными. По мнению судей, это выразилось в отказах управляющего от исков, которые были поданы в арбитражный суд от имени предпринимателя-должника. Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 31.03.2015 по делу N А56-15722/2013 оставил в силе решение, вынесенные судами низших инстанций.

Арбитры учли требования статьи 60 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которой определено, что основанием для удовлетворения судом жалобы кредитора о нарушении его прав и законных интересов действиями конкурсного управляющего является установление в суде фактов несоответствия действий управляющего требованиям Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ, при условии, что такие действиям нарушают права и законные интересы кредиторов должника. В обязанности арбитражного управляющего входит: анализ финансового состояния должника и результатов его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, управление имуществом должника, принятие мер, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, а также принятие мер по обеспечению сохранности имущества должника и предъявление к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о ее взыскании.

таким образом, требования всех кредиторов должны быть удовлетворены за счет конкурсной массы, в которую входит все имущество должника, которое имеется у него на момент открытия судом конкурсного производства, а также выявленное в ходе процедуры банкротства. В том числе, к такому имуществу относится дебиторская задолженность третьих лиц перед должником. И такую задолженность можно и должно взыскивать в судебном порядке. С учетом таких обстоятельств выводы судов о том, что арбитражный управляющий действовал не в интересах должника и его кредиторов, являются обоснованными. Решением суда арбитражный управляющий был отстранен от исполнения своих обязанностей, а его действия по отзыву исков из суда опротестованы.

Мы благодарим компанию «КАДИС» — разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге

— за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

Наш источник информации о свежих судебных решениях — система Консультант Плюс. В нее включается судебная практика всех судов всех уровней. Так, решения высших судов РФ:

Конституционный суд РФ, упраздненный Высший арбитражный, Верховный суд РФ Консультант Плюс публикует полностью в удобном формате с гиперссылками на нормативные документы.

Практика судов арбитражной системы (всех трех инстанций) также включается в программу в полном объеме. Эти материалы также обработаны с юридической точки зрения — в них проставлены связи и ссылки на упоминаемые правовые акты (перейти в них таким образом удобно и быстро).

Решения судов общей юрисдикции в программе представлены максимально широко, однако, не полностью. Речь идет о невключении в открытые источники (коим Консультант Плюс также является) ряда тематик — например, это дела с участием несовершеннолетних, некоторые уголовные и другие.

Источники


  1. Теория государства и права / ред. К.А. Мокичев. — М.: Юридическая литература, 2005. — 520 c.

  2. Под. Ред. Ванян, А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней; Рязань: Узорочье, 2013. — 528 c.

  3. Ванская, Г.П. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. Практическое пособие. Выпуск 2: 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки; Политика. Политология; Право. Юридические науки; Военное дело. Военная наука / Г.П. Ванская. — М.: Либерея, 2017. — 883 c.
  4. Радько, Т. Н. Теория государства и права в схемах и определениях. Учебное пособие / Т.Н. Радько. — М.: Проспект, 2015. — 776 c.
  5. Юзефович, Р.М. Санкт-Петербург — автомобилисту. Справочник; СПб: Кронверк-Принт, 2012. — 922 c.
Взыскание убытков с арбитражного управляющего судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1